Давление времени и осознание вины

Давление времени

Дарли (Darley) и Батсон (Batson) выделили еще один детерминант оказания помощи — давление времени. Студенты Принстонской теологической семинарии получили следующее задание. Им предложили собраться с мыслями, а затем они должны были направиться в соседнее здание, в студию звукозаписи, чтобы записать короткую импровизированную проповедь. По дороге они проходили мимо опустившегося на пол мужчины, который сидел с поникшей головой, кашлял и стонал. Некоторым студентам, отправляя их в студию звукозаписи, небрежно бросили: «Они будут готовы записывать вас через несколько минут, но вам лучше уже направиться туда». Из этих студентов почти две трети остановились рядом с мужчиной и предложили ему свою помощь. Другим же студентам сказали: «О, вы уже опаздываете. Вы должны были быть на месте несколько минут назад... так что поторопитесь». Из этих студентов только 10% предложили помощь.

Размышляя над результатами эксперимента, Дарли и Батсон отмечают: «Человек, который не спешит, может остановиться и предложить помощь другому. Спешащий, скорее всего, пойдет дальше.
А может быть, мы несправедливы по отношению к студентам, которые в конце концов спешили оказать помощь экспериментатору? Возможно, они остро сознавали нормы своей социальной ответственности, но она их направляла в разные стороны — в сторону экспериментатора и в сторону пострадавшего. В другой инсценировке ситуации Батсон направил 40 студентов Канзасского университета в соседнее здание для проведения эксперимента. Половине студентов сказали, что они уже опаздывают, а другим — что у них еще много времени. Одна половина студентов полагала, что их участие жизненно важно для экспериментатора, а другая — что это не очень существенно. В результате те студенты, которые, подобно Белому Кролику из «Алисы в Стране Чудес», опаздывали на очень важное свидание, редко останавливались, чтобы помочь. Те же, кто считал, что их участие в эксперименте не имеет особого значения, как правило, останавливались, чтобы оказать помощь.

Сознание вины

В течение всей истории человечества сознание вины было очень болезненным чувством, настолько болезненным, что различные культуры институционализировали способы его облегчения, например: принесение в жертву животных и человека, приношение зерна и денег, раскаяние, исповедь, отречение.

Чтобы выяснить, какие последствия вызывает сознание вины, социальные психологи вынуждали людей совершать тот или иной грех: лгать, наносить удары, бить по столу, на котором лежали карточки в алфавитном порядке, ломать машину, обманывать. Позднее участникам экспериментов, отягощенным сознанием вины, предлагались различные способы облегчения своей души: исповедоваться, просить прощения у человека, которому нанесен вред, или же совершить добрый поступок, чтобы компенсировать потери. Результаты на удивление схожи: люди готовы на все, что угодно, лишь бы загладить вину и восстановить уважение к самому себе.

Представьте себя в качестве участника одного из таких экспериментов, который проводился среди студентов университета штата Миссисипи Дэвидом Макмилленом (McMillan) и Джеймсом Остином (Austin). Вы вместе с другим студентом (причем каждый из вас стремится добиться положительной репутации на своем курсе) приходите для участия в эксперименте. Вскоре после этого в аудиторию входит еще один студент («подсадной»), который заявляет, что он принимал участие в предшествующем эксперименте и вернулся, потому что забыл в аудитории свою книгу. Он заводит разговор, в ходе которого замечает, что суть эксперимента в том, чтобы из нескольких ответов выбрать правильный, которым, как правило, является ответ под пунктом «Ь». После того как этот студент уходит, появляется экспериментатор, который объясняет суть эксперимента, а затем спрашивает: «Участвовал ли кто-нибудь из вас в подобном эксперименте прежде или, может быть, что-то слышал о нем?»

Станете ли вы лгать? Если судить по поведению тех, кто принял участие в этом эксперименте до вас, — а все 100% участников чуть-чуть слукавили, — то ответ будет утвердительным. После того как вы приняли участие в эксперименте (но еще не узнали его результатов), экспериментатор говорит вам: «Вы можете идти, но, если у вас есть свободное время, я хотел бы попросить вас оказать мне помощь в подсчете баллов по тесту». Допустим, что вы солгали экспериментатору. Как вы думаете, согласитесь ли вы добровольно уделить ему определенное время? Если судить по результатам эксперимента, ответ снова будет положительным. В среднем те студенты, которым не пришлось лгать, смогли уделить экспериментатору только две минуты своего времени. Те же, кто солгал, явно стремились восстановить уважение к самим себе. В среднем они помогали экспериментатору целых 63 минуты. Нравственное значение этого эксперимента хорошо выразила семилетняя девочка, которая во время проведения нами собственных экспериментов такого рода написала: «Не лгите, иначе будете жить с сознанием вины» (и чувствовать необходимость ее смягчить).

Наше страстное желание делать добро после совершения зла отражает как наше стремление уменьшить чувство собственной вины и восстановить представление о самих себе, так и наше стремление иметь положительную репутацию в обществе. Мы тем больше склонны искупать свою вину с помощью предупредительного поведения, чем больше другим известно о наших дурных поступках. Но даже тогда, когда мы виновны только перед самими собой, мы все равно стремимся облегчить сознание вины. Деннис Риган и его коллеги продемонстрировали это в нью-йоркском торговом центре. Они заставляли женщин-покупательниц поверить в то, что те якобы сломали фотокамеру. Несколько минут спустя появлялся еще один сообщник экспериментатора («подсадной»). Он ходил по магазину с сумкой, из которой что-то капало. Этот человек постоянно попадался на глаза тем женщинам, которых обвинили в порче аппаратуры. По сравнению с другими покупательницами, из которых только 15% обратили внимание «подсадного» на то, что у него из сумки капает, «виновные» оказались в четыре раза более сознательными. У «виновных» женщин не было необходимости восстанавливать свою репутацию в глазах этого человека. Следовательно, их стремление помочь лучше всего объясняется их желанием облегчить сознание своей собственной вины. Другие способы облегчения сознания вины, например исповедь, уменьшают стремление к оказанию помощи, вызванное сознанием вины.

В целом сознание вины дает много хорошего. Каясь, извиняясь, оказывая помощь и стараясь избежать повторения зла, люди становятся более чуткими и стараются поддерживать более тесные отношения друг с другом.

Чувство вины и забота о я-образе

Выше мы отмечали, что люди, испытывающие чувство вины, стремятся к его уменьшению и восстановлению чувства собственного достоинства. Может ли увеличение осознания людьми своих проступков способствовать усилению желания оказывать помощь? Это заинтересовало исследовательскую команду колледжа Рида, возглавляемую Ричардом Кацевом (Richard Katzev). Когда посетители Портлендского музея искусств проигнорировали надпись «Не прикасаться», экспериментаторы отчитали некоторых из них: «Пожалуйста, не трогайте экспонаты. Если вы будете к ним прикасаться, они разрушатся». Точно так же, когда посетители Портлендского зоопарка кормили медведей в запрещенных местах, к ним обратились со следующими словами: «Эй, здесь запрещено кормить зверей. Разве вы не знаете, что это может принести им вред?» В обоих случаях 58% испытавших чувство вины людей вскоре после этого оказали помощь экспериментатору, случайно что-то «уронившему». Из тех же, кого не одернули, желающих оказать помощь оказалось всего 33%.

Люди также беспокоятся о своей репутации в обществе. Когда Роберт Чиальдини (Chialdini) с коллегами попросил студентов университета штата Аризона свозить детей-инвалидов на экскурсию в зоопарк, только 32% согласились это сделать. К другим же студентам экспериментаторы сперва обратились с огромной просьбой — стать на два года добровольными помощниками детей-инвалидов. Получив на эту просьбу ответ «прямо в лоб» (все отказались), экспериментатор обратился к студентам с другой просьбой — сопровождать детей во время посещения ими зоопарка. «Хорошо, если вы не согласны на то предложение, так, может, вы сделаете это?» При использовании такой тактики согласившихся оказалось вдвое больше, почти 58%.

Чиальдини и его коллега Дэвид Шродер (David Schroeder) предложили другой практический способ, как вызвать у людей обеспокоенность за свой Я-образ. Попросите внести вклад настолько маленький, чтобы человек не мог ответить «нет», чтобы не показаться в глазах других скрягой. Чиальдини понял это, когда к нему в дверь постучала сторонница движения «Объединенный путь». Когда девушка стала настойчиво предлагать ему внести свою лепту в пожертвования, он совсем уже был готов ответить отказом, но она произнесла магические слова, которые полностью сводили на нет его намерение сослаться на отсутствие финансов: «Даже одного пенни достаточно». — «Я вынужден был уступить, — вспоминает Чиальдини. — И еще одна интересная особенность нашего разговора. Когда я перестал кашлять (я поперхнулся, когда мне пришлось проглотить отрицательный ответ, который я уже почти произнес), я дал ей не один пенни, о котором она упомянула, а сумму, которую я обычно вручаю сборщикам официальных благотворительных организаций. Получив деньги, девушка поблагодарила меня, невинно улыбнулась и удалилась».

Была ли реакция Чиальдини нетипичной? Чтобы ответить на этот вопрос, он вместе с Шродером попросил одного из сборщиков пожертвований обойти пригородных жителей. Когда сборщик говорил: «Я собираю деньги в пользу Американского общества по борьбе с раком», свою лепту внесли 29% из тех, к кому он обратился, в среднем по 1,44 доллара каждый. Когда же сборщик говорил: «И одного пенни будет достаточно», число жертвователей увеличивалось до 50%, а размер пожертвований в среднем до 1,54 доллара на человека. Когда Джеймс Уэйант (James Weyant) повторил этот эксперимент, он пришел к подобным же результатам: призыв «Даже одного пенни будет достаточно» увеличивал число внесших пожертвования с 39% до 57%. И когда к 6000 человек письменно обратились с просьбой внести пожертвования в фонд Американского общества по борьбе с раком, те люди, у которых просили незначительные суммы, были склонны жертвовать больше и пожертвовали не меньше среднего, в отличие от тех, к которым обратились с просьбой внести как можно больше. Когда к жертвователям обращаются повторно, более крупные просьбы (в разумных пределах) ведут к большим пожертвованиям. При использовании тактики «прямо в лоб» шанс получить большую сумму увеличивается, если к человеку обратиться с просьбой внести незначительную сумму: в этом случае ему труднее отказаться, и в то же время увеличение суммы позволяет человеку поддержать свой альтруистический Я-образ.

Называя людей великодушными, также можно укрепить ту сторону их Я-образа, которая побуждает к оказанию помощи. После того как несколько жительниц штата Коннектикут сделали благотворительные пожертвования, Роберт Краут (Robert Kraut) сказал каждой из них: «Вы — великодушная личность». Двумя неделями позже те же самые женщины, в отличие от тех, которые не удостоились подобной характеристики, готовы были внести еще больший вклад в другое благотворительное общество. Точно так же после проведения теста по выявлению черт личности Анджело Стрента (Angelo Strenta) и Уильям де Джонг (William Dejong) сказали некоторым студентам, что тест показал, что они «добрые, мыслящие личности». Эти студенты впоследствии проявили больше внимания, чем другие, к человеку, уронившему стопку компьютерных дискет.


© 2009-2011 Psychological experiment (pshychoexp.ru)
При копировании материалов активная ссылка обязательна.
Разработка сайта - OReason.ru / CMS Joostina 1.3.0 stable